СЕМЬЯ КИДОВСКИХ ИЗ СВЕТЛОГРАДА: "УМЕЙТЕ РАЗГОВАРИВАТЬ СЕРДЦЕМ"

8 августа 2019 года, 13:57 |
Фото Е. Арцимович

Вы можете разговаривать без слов? Как? Руками, лицом, сердцем. Когда глухие разговаривают, их хочется слушать и слушать. Точнее, смотреть и смотреть на то, как ловко (то плавно, то стремительно) двигаются их кисти и пальцы, как, словно волны, одна за другой на лице сменяются разные эмоции – яркие, точные, выразительные.

ПРЕОДОЛЕНИЕ

Преодоление… Наверное, именно оно помогает стать не очередной серой мышкой в большом и разноцветном мире, но личностью, человеком с внутренним стержнем. Когда жизнь даётся легко, она, словно равнинная река, медленно перемещает от рождения к смерти, не требуя от тебя особых усилий. Но когда за каждым поворотом водовороты и пороги, приходится бороться.

Люба родилась в Казгулаке. Её река жизни стала бурной, когда малышке исполнилось 11 месяцев. Любовь Григорьевна показывает жестами: «Ехала с родителями на бричке. Дождь. Бричка перевернулась. Я упала, сильно кричала, голос сорвала. Потом оказалось: не слышу...»

Жесты для меня превращает в звуки председатель местного отделения Всероссийского общества глухих, сурдопереводчик Ольга Николаевна Стрижакова. Она по обе стороны барьера между слышащими и неслышащими: у самой были проблемы со слухом, поэтому русский жестовый язык знает в совершенстве. Рассказывает:

- В семь лет Люба попала в детский сад для глухих. В Ставрополе. Потом в школу для глухих.

- Маленькая ведь была. Как же без родителей? - спрашиваю. - Трудно, наверное?

Ольга Николаевна переводит вопрос. Но Любовь Григорьевна и так уже поняла – прочитала по моим губам. Она энергичным движением поднимает вверх большой палец. Ну, это и без перевода понятно. В ситуации преодоления не до соплей: нужно адаптироваться к жизни.

АДАПТАЦИЯ

Люба всегда была умницей. До последнего класса училась отлично. В восьмом начала дружить с одноклассником Лёшей. Тот потерял слух тоже рано – в три годика, после серьёзной ангины и многочисленных уколов. Особой тягой к знаниям Лёша не отличался, поэтому через время было принято решение перевести его в другой класс – для слабых учеников. Люба бросилась на защиту: «Буду помогать! Вытяну!» И слово сдержала.

«Лёша отлично рисовал, - показывает жестами. - Увлекался этим. А ещё выжиганием и резьбой. Всё, что с деревом, это было его».

Он и по сей день такой. Весь ремонт в их уютном доме – и внутри, и снаружи – сделан золотыми руками Алексея Ивановича Кидовского.

Сразу после школы они поженились. Жили отдельно от родителей, старались справляться сами. Спрашиваю:

- Трудно неслышащему найти работу?

Любовь Григорьевна активно жестикулирует: «Очень! Люди относятся к таким по-разному. Некоторые раньше над нами просто смеялись. А мы сердились».

- А теперь?

«Теперь легче. Да и мы стали иначе реагировать. Не принимаем близко к сердцу. А вот с работой, как и прежде, сложно».

РАБОТАТЬ

Нужна была работа, чтобы жить, растить детей (у Кидовских двое – Марина и Олег. Оба слышащие. – Прим. авт.). Их не приходилось заставлять – они брались за любую, даже самую тяжёлую. Единственное условие – чтобы смены не совпадали: один на работе – другой с детьми, потом меняются. Пока жили в Шпаковском, Алексей Иванович трудился на заводе автокранов формовщиком, Любовь Григорьевна тоже была формовщицей, только на заводе поршневых колец, после работала на химзаводе. Совсем молоденькой девушкой Люба выучилась на сварщицу, и это предопределило её судьбу после переезда в Светлоград.

- Когда они приехали сюда, пришли в наше общество глухих, - вспоминает его председатель Ольга Николаевна, - попросили помочь с работой…

И Люба попала на ремзавод. Где она только не приложила там свои трудолюбивые руки: плела корзины, была штукатуром, слесарем, штамповщией и, наконец, сварщицей.

«Всем мужчинам завода – большое спасибо! - показывает жестами. - Поначалу они посмеивались надо мной, всякое бывало. (Смеётся сама, показывая, как они это делали). Зато потом помогали». 18 лет отработала Любовь Григорьевна сварщицей. Аккуратную, старательную, работящую, неравнодушную к общему делу, её наверняка помнят на заводе до сих пор, а она помнит директора Михаила Михайловича Шевелёва и очень благодарна ему за поддержку и доверие.

- Но почему сварщицей? - спрашиваю. И невольно сама начинаю жестикулировать. - Не женская ведь профессия. Тяжёлая.

Пожимает плечами: «Здесь я уж точно пригодилась бы. Сварщики были нужны».

Устроился на работу и Алексей Иванович: был плотником в ПМК-553, год – на ремзаводе, но окончательно нашёл себя на Светлоградской базе снабжения. Здесь в качестве плотника, строителя, штукатура он уже отработал 29 лет и трудится по сей день.

«В этом год ухожу на пенсию, - показывает. - Спасибо всем, кто меня поддерживал. Спасибо директору Владимиру Рубэновичу Багдасарьянцу».

- Чем на пенсии будете заниматься?

«О-о-о! - широкий жест рукой. - А разве нечем?»

ТВОРЧЕСТВО

Действительно, разве можно заскучать в частном доме? В отличие от квартиры здесь работы всегда непочатый край. Но дом Кидовских идеален, огород тоже (на чисто прополотых грядках есть даже оранжевые кабачки и белые баклажаны). В сарайчиках – куры, индоутята, кролики. И как всё успевают? Откуда время на волшебные деревья из бисера, которые бережно расставлены на полочках, на вышивку или деревянные поделки, украшающие стены?

- Просто это у вас семейное, - предполагаю. - Я имею в виду тягу к творчеству.

Смеются. Действительно, так. Не случайно же Кидовские победили в краевом конкурсе «Дружная семья», который прошёл в июле. Жюри сразу покорили их таланты. Очень творческой оказалась и невестка Ксения. И хотя оба ребёнка Кидовских слышащие, именно она, неслышащая, пришлась Олегу по сердцу.

- Чем понравилась? - спрашиваю.

Улыбаются, жестами показывают с гордостью: «Сказал, что очень красивая». Оказалось, и красивая, и трудолюбивая. Вот уже десять лет Ксения Владимировна работает прачкой в детском саду «Солнышко» (спасибо заведующей Марине Михайловне Понамаревой), у них с Олегом две замечательные дочки Соня и Катя.

Катя – с нами за столом. Пьём чай. Рядом Никита – сын дочери Кидовских Марины. Через время за стол, мягко чмокнув бабушку в щёку, присаживается старшая дочь Марины – Полина. Они перебрасываются «парой слов» на жестовом языке, смеются. Дружную семью сразу видно. Тут не обманешь. Любовь Григорьевна ловит мой взгляд, показывает: «Мы всегда вместе с детьми и внуками. Дни рождения, другие праздники… Всегда вместе. Полина жестовый язык хорошо знает. Даже поёт песни на нём».

- Вы такие интересные люди, - говорю. - А как будет на жестовом языке «спасибо»?

Любовь Григорьевна показывает.

- Так длинно? - расстраиваюсь. - Не запомню сразу.

- Это не просто «спасибо», а «большое спасибо», - объясняет Ольга Николаевна. - Мы всегда говорим только «большое спасибо».

Зато показать руками «до свидания», оказывается, легко. Каждый сможет. Надо всего лишь поднять руку и несколько раз согнуть пальцы, словно помахать. Прощаемся у ворот дома. Я машу. Мне машут в ответ. Что-то в этом есть – когда нет звуков. Начинаешь понимать, что молчание, и правда, может быть золотом. Ведь именно оно даёт возможность петь или говорить друг с другом сердцем.

Елена АРЦИМОВИЧ
Рубрика: ОБЩЕСТВО
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 1

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору

 #  #  #  #  #  #  #  #
Авторизация через социальные сети для комментирования:

Комментарии (0)

Последние комментарии

  • Администрация
    ,
    09.12.2019 10:15
    Так и есть. И подобное мнение уже не раз высказыва...
Система Orphus
8 (86547) 4-07-44